Новомосковское отделение Тульской областной Общероссийской общественной организации

«Российский Союз ветеранов Афганистана»

Советы психолога

Победить войну в душе

 

Нелегко привыкнуть к войне. Но и вернуться к спокойной, мирной жизни человеку, проведшему на фронте хотя бы несколько недель, не менее сложно; обратный процесс перестройки психики часто протекает столь же болезненно и порой затягивается на долгие годы. Фронтовые и мирные условия настолько разнятся, что на фоне выработанных на войне привычек обычная жизнь вызывает стресс.

Война продолжает влиять на жизнь ветерана, вызывая у него сильное, порой непереносимое напряжение. И если это напряжение не снимается, то целостности психики угрожает реальная опасность - посттравматическое стрессовое состояние (ПТСР). Исследователи выяснили, что оно может проявиться как сразу, так и много лет спустя. У части ветеранов его симптомы с возрастом усугубляются. Оно может возникнуть даже на фоне общего благополучия.

Анкетирование показало, что, оценивая изменения, произошедшие с ними за время службы в «горячих точках», ветераны боевых действий говорят, что они стали «более тревожными и настороженными». Часть из них отмечает у себя излишнюю злость, жестокость и агрессивность, а большинство пересмотрело свои жизненные ценности. Для многих характерно обостренное чувство справедливости и непроходящее чувство вины перед погибшими товарищами.

Кажется, всё позади, можно расслабиться, вернуться к прежним занятиям, работе, семье. Но не получается. «Черной дырой травмы» назвал состояние посттравматического стресса американский исследователь Р. Питман. Это тяжелая ноша, которую носит в своем сердце и мыслях вернувшийся с фронта солдат.

Любая информация требует внутренней переработки и усвоения. Наше сознание не успокаивается, пока этот процесс не завершен. Военный опыт - опыт крайне травматичный и сложный. Его переработка и осмысление требуют времени и огромной психологической работы над собой. Психологами выделено два основных личностных типа реагирования на пережитое.

Первый - это когда прошлое не «отпускает», образы и мысли о прошлом навязчиво возвращаются. В памяти внезапно всплывают тяжелые сцены пережитого. Каждый намёк, звук, зрительный образ, запах, напоминающие «то», извлекают из глубин этой «черной дыры» картины травматических событий. Эти воспоминания могут длиться от секунд до нескольких часов.

Второй тип реагирования - травматический опыт сознательно вытесняется, человек старается не думать о пережитом, но непрошеные воспоминания приходят в снах, и с пугающей точностью человек переживает собственные реакции на пережитое. В психологии это явление получило название «флешбэк» - симптом неразрешённой ситуации. И в первом случае, и во втором сознание пытается переработать тяжелый опыт войны, «прокручивая» его до тех пор, пока всё не встанет на свои места и новое знание не впишется в картину мира.

Часто появляется чувство вины, что способствует возникновению приступов самоуничижительных мыслей и поведения, вплоть до саморазрушающих поступков. С другой стороны, возрастает агрессивность, возникает стремление решать все коллизии с помощью силового давления.

Еще один симптом ПТСР - трудность эмоционального контакта. У большинства   ветеранов   снижена

эмоциональная восприимчивость. Люди жалуются на то, что не могут дружить и веселиться как раньше. Всё это вызывает вторичную трав-матизацию. Усугубляется всё это тем, что человеку не с кем поделиться этой проблемой.

Восприятие мира в полярных понятиях «добро-зло» - также симптом ПТСР. Отношение к людям у ветерана также жесткое, бескомпромиссное, с разделением всех на «свой-чужой».

Есть признаки ПТСР, связанные с физическим самочувствием. Например, человек чувствует покалывания в области сердца, или его мучает кашель, хотя при медицинском обследовании заболевание не обнаруживается.

Многое зависит от того, как оценивает человек свой боевой опыт. Солдаты и младшие офицеры, как правило, молодые люди, еще не имеющие жизненного опыта. Пройдя сквозь огонь войны, они зачастую впадают в депрессию или неоправданный оптимизм.

«Оптимисты» ценят дружбу, бескорыстие, но подчас подобные ценности либо распространяются только на боевых товарищей, либо принимают гипертрофированную форму: «Что для тебя сделать, друг? Хочешь, убью твоего обидчика?». И это неудивительно, поскольку в военной обстановке многие правила мирной жизни не действуют. Многие, не найдя себе места на «гражданке», стремятся назад. «Только там мы живем по-настоящему!», — говорят они.

Депрессия нередко развивается у тех военнослужащих, которые были в «горячих точках», но не участвовали в прямых боестолкновениях. Психологи утверждают, что солдат, не бывавший в бою, больше подвержен страху и напряжению, чем опытный обстрелянный боец. Кто был в бою, тот преодолел страх - произошло приращение личности. Тех же, кому участвовать в бою не довелось, часто преследует чувство вины, сожаление, что он не совершил своего подвига.

К сожалению, перечисленные симптомы посттравматического стресса сами собой не проходят, и чтобы вновь почувствовать радости мирной жизни, нужно пройти через все стадии: отрицание, гнев и поиск виноватого, чувство вины, депрессию и скорбь. Психологи называют этот процесс «работой горя». Он требует от человека сил и мужества. Вернувшемуся с войны предстоит еще не раз пережить чувство вины, стыд, гнев и отчаяние, пока не придет принятие себя, осознание, что жизнь продолжается.

Нужно отметить, что для некоторых людей опыт переживания травмы становится источником мотивации. Однако тут следует быть осторожными. Карьера может быть успешной, но ценой этого успеха зачастую становится разрушение семьи, потеря друзей, ухудшение здоровья. Кроме того, стоит человеку остановиться, перестать работать, к нему вновь из подсознания возвращаются переживания, связанные с войной.

Психологические особенности, приобретенные на войне, не обязательно имеют знак минус, и военный стресс не всегда ведет к негативным последствиям. Иногда боевой опыт способствует личностному росту и повышению самоуважения, что в свою очередь помогает успешно выйти из травматической ситуации. В боевой обстановке формируются самоотверженность, товарищество, отвага, мужество, чувство ответственности.

Чтобы успешно реализоваться в мирной жизни ветерану предстоит ответить на вопросы:

- Что я узнал в результате военного опыта о людях, о себе, о жизни?

-  Как мне быть с этим новым знанием?

- Для чего это было в моей жизни?

Осмысление и преодоление горя делает личность богаче, тоньше, мудрее. Благодаря этому человек оказывается способен жить дальше. Это требует огромных эмоциональных, нравственно-волевых и интеллектуальных усилий, к которым ветеран часто оказывается неспособен из-за истощения психических и жизненных сил. И в этом может помочь любовь близких, а также профессиональная помощь специалистов. Надо знать, что даже после долгих лет страха, депрессии можно вновь обрести жизненное равновесие и внутреннюю гармонию, если поставить перед собой такую цель и настойчиво идти к ней.